Девушка с гитарой

- Сидеть перед телевизором и смотреть сериалы? Нет, это не для меня, - считает поэтесса и исполнительница Диляра Шайхразеева. Наверное, за стихи, волнующий голос с хрипотцой и активную жизненную позицию ее прозвали мамой кыргызского шансона. Сейчас времени для себя у Дили не остается, ее хотят слышать не только поклонники в Бишкеке, но и в Алматы, куда она ездит каждую неделю. А в обычной жизни она мать двоих детей и служащая налоговой инспекции, а если остается время - тамада и парикмахер.

Творческая мама

Девчат-шансонье среди отечественных мастеров авторской песни встретишь не часто, многие предпочитают более элитарное бардовское искусство. Шансон остается в основном уделом сильной половины. Но случаются приятные исключения, одно из них - Диляра Шайхразеева. Она появилась на фестивале авторской песни в середине девяностых. С тех пор допелась до народного звания матери кыргызского шансона. Впрочем, сама Диля относится с юмором к столь лестному титулу.

- Мамой меня стали называть после того, как сама взялась организовывать концерты. Исполнителей опекала, как детей, собирала, убеждала их приходить с женами и сестрами, старалась сделать для родных бесплатный вход, договаривалась с администрацией, чтобы ребятам накрывали стол или оплачивали такси. Когда звоню, чтобы жены и боевые подруги не ревновали, сразу представляюсь: "Это мама шансона!". И все вопросы отпадают, - смеется Диля.

Собственные дети Дили с пониманием относятся к творческой занятости своей знаменитой мамы. Старшая дочь Камилла учится на четвертом курсе КРСУ по специальности архитектура и дизайн, а сын Сафар в этом году окончит школу.

- Я благодарна своим детям за поддержку, все-таки выступления в стиле шансон - это ночной образ жизни, к тому же часто приходится уезжать для выступлений в Алматы, а они остаются одни. Сын не ложится спать, пока меня не дождется и не напоит чаем, - улыбается Диля. - Вообще я строгая, но терпеливая мама. У дочери нет слуха, но зато есть настырность, она сама частенько берется за гитару и наигрывает понравившиеся песни. А вот у сына есть слух и все данные, поэтому я его записала в музыкальную школу по классу гитары. Но он пропускал занятия, выучил пять пьес для экзамена, получил пятерки специально для меня и бросил учебу. Сейчас время пришло, он сам просит научить его каким-нибудь песням.

Недавно Диляра выступила автором и композитором для нового музыкального спектакля "Волшебная лампа Аладдина" Национального русского театра драмы им. Ч. Айтматова. Для отечественных театральных подмостков большая удача найти своего композитора, который пишет песни специально для постановки. Судя по успеху, который спектакль имел у бишкекчан, все получилось.

- Для меня это было впервые, ведь раньше я сочиняла только для себя, а тут детский спектакль. Но режиссер Нелли Плешакова, ставившая эту сказку, поверила в меня, и работа закипела. Нужно было придумать песни для множества персонажей. Написать музыку и стихи - это полдела, а ведь еще нужно грамотно записать и придумать оригинальную аранжировку. Мы со звукорежиссерами Тимуром Сманалиевым и Маратом Батырхановым буквально дневали и ночевали в студии. Но когда спектакль вышел, наши старания были вознаграждены искренними аплодисментами юных зрителей. Если мне еще раз предложат сотрудничать, с удовольствием соглашусь.

Счастливое детство

В обществе существует стереотип, что шансон привлекает в основном тех, кто отсидел в местах не столь отдаленных. Но это лишь заблуждение, наша героиня, между прочим, выросла в благополучной бишкекской семье, окончила музыкальную школу им. Шубина по классу фортепиано.

- Музыку я всегда любила, но приходилось много работать над собой. Когда у меня не выдерживали нервы за проигрыванием гамм, мама закрывала крышку фортепиано и говорила, что больше в музыкалку не пойду. Я моментально приходила в себя и умоляла разрешить мне там учиться, - вспоминает Диляра. - Мама до сих пор считает, что музыка - это не профессия, нужно заниматься чем-нибудь другим.

Со школьных лет Диля сочиняла песни и самостоятельно освоила гитару. Любимое фортепиано не вынесешь во двор к ребятам, а гитара всегда под рукой. За школьные годы накопилось немало дипломов и наград за участие во всевозможных конкурсах. Когда привезла кипу своих почетных грамот и дипломов в Казанский мединститут, председатель приемной комиссии заметил: "Девушка, вам не в медицинский, а в эстрадно-цирковую студию надо!". Но она твердо решила стать врачом. Абитуриентке Шайхразеевой все же пришлось вернуться во Фрунзе. Она окончила медучилище и работала операционной сестрой. После перестройки пришлось, как и всем, вертеться, чтобы прокормить семью: шила, вязала, продавала, но музыка всегда была рядом.

Роковая леди

Многие начинающие рок-музыканты мечтают о голосе с хрипотцой. Например, в одном из интервью Ирина Аллегрова призналась, что много курила, чтобы добиться хриплости. А у Диляры Шайхразеевой голос от природы такой.

- Десять лет назад в Бишкеке было много рокерских команд, они конкурировали между собой, не просто перепевали знаменитые хиты, но и активно сочиняли свои песни. Были концертные площадки в "Текиле" и "Цеппелине". Я начинала выступать с группой "Халиганы и Ра". На одном из концертов меня заметил шоумен и зачинатель шансона в Кыргызстане Сергей Солнцев, который предложил попробовать свои силы в новом для меня музыкальном направлении, - вспоминает Диля. - Продюсер и музыкант Николай Марусич вывел меня на сцену Русского театра драмы в первый же фестиваль авторской песни. Я ему очень благодарна за эту поддержку.

- Что для вас значит шансон?

- Это теплая музыка для души, ее не обязательно воплощать хриплым голосом. Это далеко не всегда блатняк. Есть, конечно, и про зону, но ведь и это тоже жизнь! Правда, с другой стороны, не дай Бог никому ее узнать. А вообще душевный шансон - это лирика, чувства, эмоции, правда жизни и человеческих отношений. Шансон нужно уметь слушать. Бардовские песни более интеллектуальны. Это Окуджава и Визбор, а шансон проще. Это Аркадий Северный, Владимир Высоцкий и Михаил Шуфутинский. Эту музыку слушают люди старшего поколения, которые редко могут посвятить себе время и выбраться на концерт.

- А вы когда-нибудь выступали в местах не столь отдаленных?

- Нет, хотя я знаю, что некоторые ребята ездят, и там даже хорошо платят. Но пока я не решилась на этот шаг. В зоне есть свои законы, вот если бы мне предложили надежную охрану, я, может быть, согласилась.

- Вас приглашают в Алматы, значит, там не хватает своих шансонье?

- В Казахстане шансон особо не развит, у них даже нет такой радиоволны. Многие кыргызстанские сильные музыканты перебрались выступать в соседнюю республику, там лучше платят. А нас приглашают как более дешевую силу, мы просим меньше, чем казахстанские звезды. Рано или поздно к каждому музыканту приходит понимание, что нельзя уронить свою марку и петь под забором, и каждый хочет, чтобы его труд оплачивался. Хотя когда публика тебя понимает и принимает, можешь с легкостью выступать и бесплатно.

- А на родине есть спрос на авторскую песню?

 - Пока есть, но идет отток русскоговорящего населения. С каждым годом все сложнее находить по-настоящему грамотных авторов. Человек приходит со своей песней, ему кажется, что это шедевр, да и друзья похвалили, но со сцены она не звучит. Но интерес к этому жанру не утрачен. Иногда собираемся с друзьями-музыкантами и делимся своими песнями. Рядом сидят наши дети, которые тоже с удовольствием подпевают этой музыке души.
Автор: admin | Комментарии [0] | 11-02-2011, 18:40 | Просмотров: 1549 | Категория: Новости